ВЛАДИМИР ЦИГАЛЬ. ВОЙНА НЕ КОНЧАЕТСЯ

Вернувшись с фронта, Владимир Цигаль (1917-2013) создает свои знаменитые монументы, посвященные Великой Отечественной войне и ее участникам: мемориалы "Броня" и "Рубеж обороны", памятники Героям Советского Союза Дмитрию Карбышеву, Мусе Джалилю и Рихарду Зорге.

Скульптор постоянно возвращается к теме Войны как феномену человеческой жизни, что хорошо видно из его записных книжек, опубликованных в середине 90-х годов прошлого века.

То было время всеобщей (и лихой) переоценки ценностей,  время нахрапистого  (порой просто бездумного) слома устоявшихся взглядов на многие исторические события. Пораженный равнодушием к судьбе искалеченных ветеранов-победителей, даже насмешками над ними, скульптор в одной из записей задается вопросом: "Так за что же жизнь отдал солдат?" Горечь и разочарование - один из главных мотивов военного творчества "позднего" Цигаля.

Но записные книжки художника, особенно рисунки и комментарии к ним, свидетельствуют также и о другом: прежде всего - о высочайшем гуманизме Владимира Цигаля, который, сам пройдя через все ужасы войны, никогда не принимал ее  бесчеловечность, жестокость и "историческую необходимость". Который до конца своей жизни верил в том, что Милосердие и Надежда спасут мир и страну.

Михаил КРЕНДЕЛЬ

 

Проект реализуется победителем конкурса «Общее дело» благотворительной программы «Эффективная филантропия» Благотворительного фонда Владимира Потанина

 

 

 

"Давно уже отгремела война. Города залечили раны, новые дома стали лучше, современнее. Люди – те, которые убиты, молчат, раненые привыкли к своему увечью, приспособились. Выросло новое поколение, и уже не одно, со своими проблемами, радостями и тревогами – все же пятьдесят лет прошло!

А для меня война не кончается. В моем сознании вновь и вновь гибнут люди – те, которые уже погибли давно, и те, кто, поднявшись во весь рост, опять идут в атаку.

Теперь уже в камне и бронзе."

Владимир ЦИГАЛЬ, 1995

 

СООТЕЧЕСТВЕННИКИ

Они терзают, режут, кромсают мечами друг друга. Два римлянина, два соотечественника.

Правда, это было давно, две тысячи лет тому назад, что ли?

С тех пор многое изменилось (в оружии, я имею в виду). Теперь не Мечи зазубренные, а Автоматы! Самолеты! Танки! Ракеты!

И не одного, а сразу – Сотни! Тысячи! Миллионы!.. А то и единым махом – всех!

 

ПОБЕДИТЕЛЕЙ НЕ БУДЕТ

Победителей не будет. Как в Афганистане, Карабахе, Чечне. Как в Первомайске, Таджикистане и Будденовске.

 

МЫ ИЩЕМ КРАСОТУ

Изящные искусства являют миру войны, убийства, трагедии, и в этом мы, художники, ищем красоту.

 

ЛОШАДИ НЕ ВИНОВАТЫ!

Когда люди убивают друг друга – почему с ними должны гибнуть лошади? Они же не виноваты!

68 МРАМОРНЫХ БОЛВАНОВ

Рим. Стадион имени Муссолини. 68 мраморных болванов – эталоны силы, ловкости и чистоты арийской расы. На них равняясь, шли солдаты.

Вернулось на восемь миллионов меньше. Черные птицы – плохая примета. Да и мраморных болванам отбили кое-какие детали и залатали их фиговыми листками.

Чтобы не плодились больше.

 

ДУЧЕ ВНИЗ ГОЛОВОЙ

Вот как превратны судьбы властителей. То они стоят высоко на гранитных постаментах и красуются, надменные и неприступные, то рушатся вниз головой, привязанные за ноги с балкона, как Дуче со своей полюбовницей.

 

АННА ФРАНК

Удивительно, но вся огромность войны как-то уместилась между строчек дневника в ученической тетради Анны Франк.

 

ЯНУШ КОРЧАК

Учитель Корчак добровольно пошел на казнь вместе со своими учениками, тем самым преподав им последний урок!

 

БРОНЯ

Там, где броня не выдерживала, – стояли люди насмерть. И, погибнув, ушли в легенды, песни, памятники.

 

ДМИТРИЙ КАРБЫШЕВ

В то же время, когда в гитлеровских лагерях уничтожали Карбышева и миллионы иных граждан, а у нас губили Ахматову, Солженицына, Мейерхольда, Михоэлса, Сахарова – миллионы своих, будто соревнуясь: «Кто больше?»

 

РИХАРД ЗОРГЕ

Над ним нависла роковая петля «Кампетай» - японской тайной полиции. Сталин мог обменять его, вызволить. Но нет, он считал донесения Зорге дезинформацией.

 

МУСА ДЖАЛИЛЬ

Даже в то время, когда я лепил памятник Мусе Джалилю в большом размере, из экспозиции Музея Советской Армии были изъяты документы и его портрет. Еще не развеялся туман сомнений – ведь многие видели его сотрудничающим с предателями из «Туркестанской Армии».

Они не смогли сопоставить внешний образ жизни с его подпольной деятельностью, покрытой тайной, и, главное, с теми поэтическими откровениями, которые много лет спустя принесли ему славу Поэта.

Ибо самый достоверный путь – суметь заглянуть в душу поэта. А в душе Джалиля были стихи, и они не могли не сказать правду.

Я верю только им. Я верю стихам. И в искренность его исповеди.

 

МОИ ОДНОПОЛЧАНЕ

Я вновь, в какой уж раз, в Новороссийске.

Сюда приехали мои друзья-однополчане, увешанные орденами и звездами Героев. Мы целовались, плакали, не стесняясь слез, ходили по местам боев.

Кто на костылях, кто после инфаркта, у кого «давление». А кто и вовсе не приехал. Помер.

Неужели это те самые лихие матросы с пистолетами и ножами, замкнутыми за голенище, с автоматами и гранатами на поясе, с которыми мы шли в десанты?

 

 

МАТРОСАМ-ДЕСАНТНИКАМ

Дело прошлое. Крайком партии заставлял меня включить в проект Новороссийского мемориала огромный бюст Брежнева. Сейчас многие перестраиваются и врут, как могут, но я действительно категорически отбивался. И не потому, что был против Брежнева, а потому что знал, что матросы и солдаты этому не поверят!

 

ГОЛОВА

Голова вопит: «Солдат! Куда прешь?»

- Не знаю. Я потерял голову. Я ничего не вижу. Не слышу. Но я – герой. Я победил!

 

СОЛДАТ

Солдат. Как ранимо тело твое! Как беззащитно оно перед страшными деяниями разума твоего!

 

ПОБЕДИТЕЛЬ

Вот он – Победитель! Костыль вместо ноги. Дырки в теле заткнуты орденами и медалями. В магазин – без очереди! Вроде и жить можно. А неохота!

 

БЫЛ У МЕНЯ ДРУГ

Был у меня друг. Всех девок обожал. И они его.

Под горой Индюк снарядом ему оторвало обе ноги.

Ног нет. А желание еще неотвратимое.

 

ОТДАЙТЕ МОИ НОГИ!

Где мои ноги? Отдайте мои ноги!

- Зачем? У тебя же, Победитель, так много почестей. И собственный выезд имеется…

- Катись ты!..

 

 

ЗА ЧТО ЖЕ ОТДАНА ЖИЗНЬ?

Над памятником солдату-победителю с громким карканьем кружит воронье, как над падалью.

Слышны упреки, насмешки и тихий шепот сочувствия.

Так за что же жизнь отдал солдат?

 

МОЖЕТ, ЭТОТ В МЕНЯ СТРЕЛЯЛ?

Германия. Я все внимательнее и дотошнее вглядываюсь на улицах Берлина в лица своих сверстников. Особенно тех, кто идет на негнущихся ногах и с прямой спиной.

- Может, этот? Или тот в меня стрелял?

А они поглядывают на меня также подозрительно:

- Может, этот прыгнул мне на голову с десантного корабля и орал:

«Хенде хох!»?

 

ОНИ ГОТОВЯТСЯ К НОВЫМ БАТАЛИЯМ

Тишина… Мимо строя колонн, замерших как на параде убитых солдат, по древним каменным плитам гулко стучат… Ноги.

Это Ноги от мраморного монумента, воздвигнутого в их честь. В честь Победы-Поражения.

Мы – художники, их славим, возвеличиваем, ставим в пример другим; юным, новым.

А им-то давно на все и на всех наплевать… Они готовятся к своим баталиям.

 

МИЛОСЕРДИЕ

Был у нас в отряде здоровенный матрос. Его ранило аж… туда, честное слово. Доктор Алиев хотел рубить под корень, не то – гангрена.

А медсестричка отгородила в общей палате его койку. Раздевалась несмотря на мороз, обнимала его и ласкала. Кровь приливала к его… Боль страшная, он орал. Но от этого рана зарубцевалась. И они поженились.

А эти бесполые с крылышками, наверное, тоже хорошие. Но мне милосердие представляется в виде медсестрички в ватнике и плащ-палатке, и не с крылышками за спиной, а с санитарной сумкой на ремне.

(Из сборника «Владимир Цигаль. Не переставая удивляться». Москва, 1997).

ОМС благодарит Александра Владимировича Цигаля за предоставленные материалы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наш адрес

г. Москва, Староватутинский проезд, д. 12, стр. 3

Наши контакты

Секретарь правления секции скульптуры МСХ и ОМС
М.А. Камардина 8 (916) 806-78-21
Приемные дни: понедельник — среда, с 10.00 до 18.00

Секретарь дирекции ОМС
Н.А. Кровякова 8 (495) 472-51-51

Редактор сайта ОМС
М.А. Камардина 8 (916) 806-78-21

Поиск